Статьи — 08.01.2023 at 01:45

«Русский мир» Путина и «кот Шредингера»: что между ними общего?

Колумнист Вадим Сидоров рассуждает о том, почему при «русском националисте» Владимире Путине количество русских сокращается, а темпы убыли сдерживает лишь большие масштабы ассимиляции нерусских.

Данные переписи населения России по национальному составу жителей страны уже активно обсуждаются авторами и читателями «Idel.Реалии» применительно к разным народам: татарамбашкирамчувашам и удмуртаммарийцам«мордве»калмыкам.

Почти во всех случаях для коренных народов эти результаты нерадостны, во многих — совсем печальны. Что казалось бы, свидетельствует об эффективности строительства Кремлем его «русского мира», в котором происходит русификация нерусских народов. Однако, судя по данным переписи применительно к самим русским, путинский «русский мир» примерно, как «кот Шредингера» — если посмотреть с одной стороны, то живет и здравствует, а если с другой, то вымирает.

При ‘этом следует оговориться, что данные переписи 2021 года определенно нельзя воспринимать как достоверные. Во-первых, потому что такой должна быть презумпция к абсолютно любым официальным данным в постсоветской России, идет ли речь о результатах «выборов», боевых потерях или переписей. Во-вторых, потому что именно эта перепись собрала рекордное количество нареканий, что делает ее результаты одними из наименее достоверных среди всех проводившихся в стране переписей.

И тем не менее, по отношению к русским, к моему удивлению даже официальные данные этой переписи подтвердили правоту моего прогноза, сделанного год назад. А именно этого:

«Последние годами носятся с мифом о 80% русских в России, которые якобы дают им карт-бланш на ее превращение в «унитарное русское государство» с последующей ассимиляцией «многонационалов». Меж тем даже по последней переписи русских было 80,90% не от общей численности населения, а от тех, кто указал национальность, тогда как среди россиян в целом русскими записались 77,71%. Учитывая все имеющиеся в распоряжении промежуточные данные, очевидно, что без «чудес электронного голосования» по истечении еще одного десятилетия политики «главного русского националиста» сегодня эта цифра реалистически не составляет больше 75, а то и 70%».

Ровно это и подтвердили даже официальные данные переписи, согласно которым число лиц, указавших своей национальностью русскую, от общего числа переписанных составило уже не 77,71%, как в 2010 году, а 71,73%. При этом в абсолютном измерении русских в России за еще одно десятилетие правления «главного русского националиста» Путина к 2021 году стало меньше на 5 437 717 человек, так как по предыдущей переписи их было 111 016 896 человек, а по последней уже 105 579 179. И это с учетом того, что в предыдущей переписи не было отражено население аннексированного Крыма, которым в 2021 году статистически компенсировалась часть потерь, еще больших применительно к населению в международно признанных границах России.

Все это имело место уже до начала в 2022 году большой российско-украинской войны, общие, в том числе и демографические, последствия которой до ее завершения пока рано оценивать. Хотя уже сейчас очевидно, что катастрофическими они будут для многих коренных народов страны, включая русских. Ведь помимо летальных боевых потерь сотен тысяч, а возможно и миллионов мужчин репродуктивного возраста, и оттока из страны сотен тысяч, а возможно и миллионов других таких мужчин, речь будет идти о дальнейшем падении рождаемости из-за неуверенности в будущем. Кроме того, если говорить именно о русских, то возможное поражение «русского мира» в войне, которую его же идеологи наделили экзистенциальным характером, может обернуться для русской идентичности самыми драматическими последствиями в виде оттока ее носителей будь то в другие идентичности или просто в никуда.

К слову, говоря о результатах переписи 2021 года, нельзя не упомянуть одного из них. На фоне обвала абсолютной численности или относительных показателей многих, в первую очередь коренных народов, одним из главных победителей прошедшей переписи стала группа, увеличившая свою численность с 5 629 429 человек в 2010 году до 10 965 330 человек в 2021 году и соответственно долю в населении с 3,94% до 11,27%. Эта группа — лица, не указавшие свою национальность. И хотя критики переписи справедливо отмечают, что в ряде случаев это могло быть следствием провалов в ее проведении, нельзя не отметить, что такая динамика соответствует общемировой тенденции релативизации этничности в целом. Тем более, что один из самых высоких показателей лиц, отказавшихся от этнической идентификации дал демографический центр страны — московская агломерация, среди жителей которой таких людей оказалось аж 22,68% или почти 3 миллиона человек. В затылок ей в этом, как обычно, дышит «вторая столица», Санкт-Петербург, где таких людей оказалось 15,79% или под миллион человек (884 678).

В принципе, на этом можно было бы закончить рассуждения об эффективности политики Путина, который с 2022 года из демографического сказочника превратился уже в откровенного демографического могильщика. Однако есть еще несколько аспектов результатов этой переписи для русских, на которых следует остановиться.

Так, башкирский политик Руслан Габбасов справедливо указал на то, что при ярко выраженном падении численности русских по России в целом в Башкортостане их численность выросла с 1 432 906 до 1 509 246 человек. Интересно, что в Татарстане ситуация примерно такая же — количество русских с 1 501 369 человек в 2010 году увеличилось до 1 574 804 человека в 2021 году. В Чувашии у русских незначительно снизилась абсолютная численность, но зато возросла относительная: 348 515 человек и 26,53% в 2010 году и 329 991 человек и 27,80% в 2021 году. При том, что у чувашей в Чувашии в тот же период драматически снизилась и абсолютная, и относительная численность: 889 268 человек и 67,69% в 2010 году против 684 930 человек и 57,70% в 2021 году.

А теперь посмотрим, как обстоят дела с русской демографией в исторической и демографической сердцевине того, что можно было бы охарактеризовать как русский этнос.

Владимирская область: 1 201 693 человек в 2021 году против 1 288 716 человек в 2010 году, итого, убыль на 87 023 человек или на 6,75% численности местной русской популяции.

Ярославская область: 995 413 человек в 2021 году против 1 172 188 человек в 2010 году, итого, убыль на 176 775 человек или на 15,08% местной русской популяции.

Новгородская область: 481 858 человек в 2021 году против 560 280 человек в 2010 году, итого, убыль на 78 422 человек или на 13,99% местной русской популяции.

Тверская область: 1 022 391 человек в 2021 году против 1 172 007 человек в 2010 году, итого, убыль на 149 616 человек или на 12,76% местной русской популяции.

Орловская область: 631 606 человек в 2021 году против 739 019 человек в 2010 году, итого, убыль на 107 413 человек или на 14,53% местной русской популяции.

Можно продолжать и дальше, но смысл понятен — коренное, аутентичное русское население в своих этнических регионах вымирает со скоростью других ударников вымирания среди коренных народов. А сохраняется или даже растет оно в национальных республиках, судя по всему, за счет ассимиляции более слабых народов.

Например, в том же Башкортостане рост численности русских «почему-то» совпал с падением численности фино-угорских и православно-тюркского народов: «мордвы» было 20 300 человек, а стало 10 970; удмуртов было 21 477 человек, а стало 17 149; марийцев было 103 658 человек, а стало 84 988; чувашей было 107 450 человек, а стало 79 950.

Похожая динамика падения численности этих народов при увеличении численности русских наблюдается и в Татарстане. Например, «мордвы» было 19 156 человек, а стало 12 055; удмуртов было 23 454 человек, а стало 21 327; марийцев было 18 848 человек, а стало 15 666; наконец, чувашей было 116 252 человек, а стало 90 474.

На беззащитность перед русификацией именно угро-финских и православно-тюркского народов России указывают и данные по падению удельного веса их титульных этносов в соответствующих республиках. В Мордовии с 37,10% до 31,94%, в Марий Эл с 42,88% до 36,36%, в Удмуртии с 26,99% до 20,63%, наконец, в Чувашии, как уже отмечалось, с 67,69% до 57,70%.

Cовсем иначе обстоит дело у титульных народов, которых от русификации ограждает религиозный и/или расовый барьер. За то же время калмыки увеличили свой удельный вес в своей республике с 56,22% до 59,57% (при уменьшении веса русских с 29,61% до 24,51%), тувинцы с 80,96% до 83,10% (при уменьшении веса русских с 16,05% до 9,48%), якуты с 45,54% до 47,13% (при уменьшении веса русских с 41,15% до 27,81%). Пока удается удерживать свои позиции в собственных республиках и татарам с башкирами: небольшое снижение с 52,21% до 53,15% у татар и небольшой рост с 29,5% до 31% у башкир.

Нечего говорить о высоко исламизированном северо-восточном Кавказе, где доля русских в местном населении уже давно равна статистической погрешности. Но значительно упала она за последние десять лет и в республиках северо-западного Кавказа, где демографические позиции русских оставались еще достаточно сильны. Так, в Карачаево-Черкесской Республике доля русских упала с 31,6% до 27,16% при одновременном росте карачаевцев с 41,0% до 43,75%, черкесов с 11,9% до 12,51%, абазин с 7,8% до 8,01%, ногайцев с 3,3% до 3,69. В Кабардино-Балкарии идут аналогичные процессы: доля русских упала с 22,5% до 19,32%, а вырос удельный вес балкарцев с 12,7% до 13,37%, и кабардино-черкесов с 57,2% до 58,51%.

В целом, если суммировать все эти процессы, то «русский мир» Путина действительно напоминает «кота Шредингера», который то ли жив, то ли мертв, в зависимости от того, как посмотреть. Расти он может только за счет превращения в русских нерусских, видимо, из трех главных источников. Во-первых, за счет доассимиляции угро-финских и православно-тюркского народов Северной Евразии. Во-вторых, за счет планируемого превращения в русских этнически украинского населения аннексированных юго-восточных областей Украины, которое преподносится как их «возвращение» в русские. В-третьих, за счет деэтнизации русской идентичности и ее распространения на представителей народов, которые вряд ли откажутся от своей этнической идентичности, но могут наряду с ней принимать русскую как «гражданскую» («русские чеченцы», «русские даргинцы», «русские таджики» и т.д.). Ну, а то, что доля «великороссов» в этом синтетическом «русском мире» будет убывать, вполне согласуется со взглядами Путина на русский народ как на постоянно создающийся и расширяющийся, а не как на сложившийся этнос.

Другое дело, что такая конструкция не имеет этнической опоры внутри себя и целиком держится на государстве. Что с ней будет в случае его очередного коллапса, только за предыдущий век случавшегося уже два раза, это вопрос.

Опубликовано на Idel.Реалии