Основные политические итоги для Радикальной Платформы за этот год

  1. Ставка на взаимодействие «вильнюсской» российской радикальной оппозиции с регионал-национальными движениями в новых реалиях, наступивших после 24.02.22, не оправдалась.
  2. Крышей для регионал-национальных движений народов и регионов России стал Киев. Под ним же работает наиболее вменяемая часть радикальной российской оппозиции.
  3. Мы принимаем лидерство Киева в освободительно-трансформационных процессах Северной Евразии (Пост-России). Это было нашей повесткой еще с 2014 года, пока от нее не отказался сам Киев. Есть шанс, что сейчас, когда деваться ему уже больше некуда, со второго захода это получится.
  4. Соответственно, наша ставка на регионал-национальные движения и ту «киевскую» российскую радикальную оппозицию, которая эту повестку признает. Анонс новой программы Мезерина на «Утро Февраля» демонстрирует, что таким партнером для них может быть Илья Пономарев.
  5. Историософски радикальный подход, сформулированный в «Незавершенной Революции», на оппозиционном поле всухую разгромил все либерально-оппортунистические альтернативы. Однако окончательно стало ясно то, что было понятно и до того — из-за слабости русского радикализма перед лицом свинцовой мерзости казенщины (либо в неспособности ей противостоять, либо в перерождении в нее), единственным историческим шансом для него является трансформация из беспочвенного «русского» в конкретную «кровь и почву».Сможет ли потом возникнуть «новое многорусье» таких состоявшихся субъектов и в какой именно форме — вопрос, который еще долго будет открытым. Равно как и то, какую именно форму примет будущая «пост-Россия».