Статьи — 08.01.2023 at 01:21

Немного об этническо-субэтническом единстве

В сравнении с Чехией видно, почему благонамеренные стремления редких русских националистов сконструировать этническо-субэтническую структуру русского народа не имеют шансов на успех.

К слову, чтобы понять это, достаточно проанализировать произошедшую несколько лет назад смену риторики сторонников «триединого русского народа», которые стали заявлять, что если в аграрной Российской империи говорить о великороссах, малороссах и белорусах как о подвидах одного вида имело смысл, то после советской урбанизации он исчез и надо добиваться их полного слияния в один народ, без всяких членений и выделений. И если такой подход возобладал по отношению к украинцам и белорусам, что тогда говорить о каких-то казаках и поморах.

Но вернемся к Чехии. При том, что из тех примерно 60% граждан, что в переписи указали свою национальность, 84% указали ею чешскую, 5% моравскую и 0,4% силезскую, все три народности по сути имеют равный статус тех «земельных народностей», что конституируют чешский народ.

Это достаточно интересная конструкция, которая с таксономической точки зрения, на первый взгляд, напоминает структуру этнос — субэтнос. Но не совсем. В полной мере так можно сказать о тех мораваках и силезянах, которые указывают эти национальности наряду с чешской. Но многие из них настаивают на том, что это именно отдельные национальности, и о чешском народе как их совокупности в таком случае, если и можно говорить, то как о гражданско-культурном понятии, отличном от национальных меньшинств. 

Впрочем, моравские и силезские националисты настаивают на употреблении применительно к ним в качестве собирательного не понятия «чехи», но конституционного понятия «граждане Чешской Республики в Чехии, Моравии и Силезии», всегда выделяя «чехи и мораваки», «чехи и силезяне», «чехи, мораваки и силезяне». И по первому же подобному замечанию с их стороны любой чешский политик согласится с такой оговоркой.

А теперь зададимся вопросом — каким бы в «русском национальном государстве» был статус вот таких внутрирусско/околорусских групп с численностью 5% и 0,2%, что примерно напоминает казаков и поморов? А не надо далеко ходить — таким же, как сейчас, когда на пытающихся национально идентифицировать себя подобным образом налетают те, кто начинают поднимать их на смех и рассказывать про «сословие», шутить на тему «национальность дворянин» и т.д.

Вот поэтому никакое признание особых субэтнических общностей и статусов внутри русского народа в его доминантной общественно-политической культуре просто невозможно. В связи с чем для их представителей единственной альтернативой ассимиляции может быть только радикальная манифестация своей самостоятельной этничности. 

Могли бы коренные русские пересобраться по чешской модели на основе признания таких этничностей — другой вопрос. Для автора этих строк риторический.