Статьи — 08.01.2023 at 01:06

«Почему Россию легче вернуть в цивилизацию и демократизировать предварительно её разделив»?

Это ключевой вопрос на самом деле, над которым я думаю с середины нулевых годов и то, на что указывал тогдашним регионалистам, именно с этих позиций выступая в то время против распада России.

И тогда эта логика худо-бедно работала, а «апокалиптические» последствия распада были мощнейшим контрдоводом против него.

Сейчас же, а именно после 24.02 произошли две вещи.

Все худшее, что могло бы произойти в результате распада России, уже произошло. В относительно мирной, безопасной и тёплой среде эта мысль пока может быть неочевидной, а для ее подробного обоснования у меня здесь и сейчас возможности нет, но системно это именно так — примерно как ракета, про которую ты знаешь, что ее уже выпустили и прилёт будет, но может показаться, что это не так, ведь небо чистое, все спокойно и тд.

Что же касается этого тонкого цивилизаторского слоя, то его не просто физически вымывает из этих агломераций в эмиграцию, а кого-то уже в мясорубку войны.

Не менее важно понять, что его вымывает из «ноосферы» русского мира.

Как бы мы ни относились к большевикам, век назад именно эти чудики именно из эмиграции принесли с собой центростремительный проект, под который не только пересобралась рухнувшая в Мировой войне Российская империя, но и который всерьёз боролся за победу во всем мире.

Опять же, не могу сейчас обосновывать подробно, хотя уже не раз так или иначе об этом говорил и писал, но как бы этого кто ни хотел, проекта масштаба большевизма у русских и России уже больше не будет — этот ресурс выгорел.

А если нет проекта, то что представляет собой этот тонкий слой российских городских цивилизаторов, те кого Белковский во время протестов десятых назвал РОГ — русскими образованными горожанами, на которых и у меня были надежды? 

Правильно, сегодня это те самые «хорошие русские», которые уж извините, обоссаны историей со всех сторон.

Означает ли это, что цивилизаторский потенциал этих людей, этого возможно последнего продукта русской имперской городской цивилизации не будет востребован?

Разумеется нет — для этого пространства это слишком ценный ресурс, чтобы им можно было пренебречь.

Но в том-то и дело, что в силу энергетической исчерпанности российского проекта большИм драйвом, который их может привлечь, сегодня потенциально обладают уже лишь проекты построссийские. 

В начале XX века гравитационный и энергетический потенциал евро-русской субцивилизации был ещё достаточно силён, чтобы такой ее продукт как Ленин победил такой ее продукт как Донцов. Сегодня ничего подобного первому и того, что могло бы его породить, не видно, а это значит, что собрать качественный ресурс потенциально могут только проекты, которые привлекут вторых.

👆Почему же и когда так произошло?

Почему понятно — потому что российское государство или точнее российский центр, коллективный государь из агента развития, для которого имелся потенциал, превратился на этом пространстве в агента деградации и уничтожения этого потенциала.

Теперь о том, когда это произошло. Многие скажут, что окончательно после 24.02. И будут правы, но это был уже прилет ранее выпущенной ракеты в терминах предыдущего поста.

Когда именно она была выпущена в принципе, это конечно интересный историософский вопрос, но точно можно сказать, когда она была пропущена «нашим цивилизационным ПВО» и при этом успешно сбита украинским.

А произошло это тогда, когда в России в начале десятых годов ее Майдан не состоялся, а в Украине он победил.

Тогда многие говорили о том, что вот де ничего хорошего из того, что он в Украине победил, не вышло, и может быть не так уж и плохо, что у нас он не произошел — мы пойдем своим особым путем, на этот раз эволюционным.

Но теперь уже и самые мозговитые из них, начинают понимать, что победа Майдана в Украине тогда была именно победой цивилизационного качества — в том формате, который на тот момент уже был возможен на этом пространстве (это очень важная оговорка!), а победа в России Антимайдана стала победой именно энтропии и деградации.

Именно поэтому никого не должно удивлять, что наиболее последовательные «русские образованные горожане» с этого момента поставили на Украину как центр сборки качества, противопоставив себя России как центру сборки антикачества — это и есть та Тридцатилетняя война, о которой я постоянно пишу, но немного под другим углом.

И именно поэтому уже через какое-то время у Киева как центра развития на этом пространстве есть куда больший потенциал заниматься недопущением «появления Афганистана на Северном Кавказе», способствуя взращиванию там здоровых проектов, чем у Москвы, которая их там выкосила, оставив  выжженную землю в плане потенциала цивилизационного развития.