Статьи — 23.11.2022 at 23:39

«Русская» и «нерусская» оппозиция: кто кого представляет?

О конкуренции различных структур оппозиции России за право представлять интересы россиян на международном уровне. Среди конкурентов Лига свободных наций, Секретариата европейских русских/россиян, а также Съезда народных депутатов.

15 ноября 2022 года после встречи в Брюсселе лидеров нескольких групп российской оппозиции Дмитрий Гудков написал у себя в Фейсбуке: «Сегодня в Брюсселе на практике запустили The Secretariat of European Russians. Встретились с руководством Европарламента и его ключевыми депутатами, работающими с российской тематикой. При этом встреча, что важно, была не междусобочийком, а широким кругом: Free Russia, Антивоенный комитет, фонд Бориса Немцова, российский комитет Действия. Договорились о регулярных ежемесячных встречах и обсуждении ключевых проблем: от виз для россиян до трибунала для Путина».

Практически одновременно с этим Лига свободных наций заявила о том, что данный Секретариат не представляет народы и территории, которые находятся под властью Москвы. И на этом основании обратилась к президенту Европарламента Роберте Мацоле с призывом не обсуждать будущее этих народов и территорий без их собственных представителей, с так называемыми «хорошими русскими». Что вполне вписывается в неозвученный, но подразумеваемый принцип «ничего о нас без нас».

Гонка за инициативу

Понимая причины ревности Лиги свободных наций к новой инициативе, рискну все же предположить, что последнюю следует воспринимать в контексте конкуренции и взаимоотношений основных групп «российской оппозиции», а не стремления оной представлять все народы и территории России.

Дело в том, что о создании «Секретариата европейских русских/россиян» (английское Russian может быть переведено и так, и эдак) при Европарламенте было объявлено еще 29 июня 2022 года. Сделано это было главным образом транснациональной неправительственной организацией Free Russia Foundation, состав руководства которой не представляет военной тайны и раскрывается на ее сайте, при участии Владимира Милова, неофициально представлявшего команду Алексея Навального.

Не менее важно понимать, что сделано это было вскоре после того, как Гарри Каспаров выступил с инициативой ввести на Западе «паспорта хороших русских», которые будут выдаваться россиянам, бегущим от путинского режима и осуждающим его политику. Не раз уже приходилось писать о том, что презентация этой идеи Гарри Каспаровым термином «хорошие русские», сразу же превратившимся в издевательский мем, изначально подорвала ее потенциал. Но сам этот потенциал у задумки был, потому что на Западе оказалось уже несколько миллионов россиян, эвакуировавшихся из путинской России, что сделало актуальными два вопроса. Во-первых, их фильтрации на противников путинского режима и его сторонников и пособников. Во-вторых, консолидации потенциала противников путинского режима, живущих на Западе, и их превращения в организованную колонну неформального международного антипутинского фронта.

Тогда, в мае 2022 года, Гарри Каспаров не самым удачным образом, но презентовал именно эти идеи. И из этой презентации следовало, что как человек, имеющий в западном истеблишменте связи, он видит себя в качестве организатора квази-правительства «свободных россиян» (Free Russians), которое будет признано на Западе их представителем. Что незамедлительно вызвало бурю негодования не только у тех, кто считает недопустимым противопоставление «хороших русских» остальным, попадающим в «плохие», но и у тех, кто считал, что команда Каспарова и созданного им Форума свободной России не имеет никакого права говорить от лица первых.

Именно на этом фоне Free Russian Foundation и представляющий команду Навального Владимир Милов оперативно создали при Европарламенте Секретариат европейских русских/россиян. А вот Каспаров сотоварищи для реализации своих инициатив так ничего и не создали. В связи с чем провозглашенный ими Российский комитет действия превратился в еще один мем — Российский комитет бездействия.

«Российская оппозиция»: все против Пономарева

Сейчас, когда Дмитрий Гудков заявил, что Секретариат европейских русских/россиян, созданный еще в конце июня 2022 года, запущен уже «на практике», обращает на себя внимание тот факт, что в его презентации среди представителей других ранее конкурировавших фракций российской оппозиции принял участие видный человек из команды Каспарова — Иван Тютрин. Что можно считать практическим признанием «каспаровцами» того, что инициативу в организации «европейских россиян» они проиграли командам Навального и Free Russia Foundation и, не сумев создать своей, готовы присоединиться к созданной ими площадке.

Думается, что неслучайно это произошло сразу после проведения Ильей Пономаревым в польской Яблонне «Съезда народных депутатов», объявившего себя легитимным представителем «Свободной России» перед международным сообществом. Ведь инициатива Пономарева не просто вызвала максимально гневную реакцию со стороны команды и сторонников Навального, но и ознаменовала миграцию наиболее радикальных участников каспаровского Форума свободной России на площадку Пономарева. Поспешивший отмежеваться от Пономарева после озвученного тем заявления Национальной республиканской армии Каспаров фактически проиграл ему роль центра притяжения радикального крыла оппозиции. Не только ФейгинИлларионов и Сидельников, но и профессор ЛукьяноваГеннадий ГудковОлег Хомутинников и ряд других лиц, присутствовавших на пономаревском Съезде — все они ранее участвовали в деятельности каспаровского Форума свободной России. Которая сейчас в прежнем виде фактически заморожена и переведена в новый формат — Антивоенных конференций, проводимых его командой вместо прежнего Форума (очередная, 3-я по счету анонсирована на 30 ноября —​ 1 декабря).

В таких условиях есть основания считать, что о начале деятельности Секретариата европейских русских/россиян навальнисты, каспаровцы и прочие решили объявить в пику Пономареву, намеренному добиваться признания его Съезда народных депутатов и выбранного им Исполнительного совета легитимным представителем «Свободной России».

«Русские» и «нерусские»

Впрочем, для представителей национальных и региональных движений, уже ни с какой Россией себя не ассоциирующих, от этого не меняется ничего. Поэтому они и заявляют, что в принципе, любые «русские оппозиционные политики в эмиграции могут представлять себя, однако ни одно из национальных движений, ни один национальный представительный орган не давал им мандат на представительство интересов порабощенных народов».

Интересны тут не только апелляция к принципу уполномоченного представительства («ничего о нас без нас»), но и то, что нерусскими национальными движениями «российская оппозиция» воспринимается как русская, в то время как многие русские националисты обвиняют ее в обратном, называя в том числе «новиопской». Правда, наверное, где-то посередине, потому что большинство лидеров и активистов «российской оппозиции» определенно не воспринимают себя как национально-русскую оппозицию. Большинство из них идентифицируют себя либо как россиян, либо как русских, но в широком смысле, рассматривая это понятие не как этно-национальное, а как культурно-языковое, охватывающее всех включенных в русскоязычное пространство, независимо от их «национальности». Больше того, среди них сегодня можно найти немало убежденных противников русского национализма и сторонников модных в соответствующих кругах принципов «инклюзивности и разнообразия», предполагающих особую защиту и продвижение всех возможных «меньшинств» — от сексуальных и гендерных до этнических и расовых.

Однако проблема в том, что представители национальных и регионалистских движений, объединившихся в ту же Лигу свободных наций, не хотят не только, чтобы их представляли «русские в широком смысле этого слова», но и чтобы их воспринимали как «российские меньшинства»: «русских калмыков» или «татаро-россиян», либо, допустим, «российские миноритарные группы ЛГБТ, казаков». Они рассматривают Россию не как страну «инклюзивно-русской культуры с растущей ролью меньшинств», как это делают многие «российские либералы», а как несостоявшееся многонациональное государство, на деле оставшееся империей, с которой их нациям, нуждающимся в независимости, не по пути.

В этом смысле в качестве возможного партнера нерусские национальные движения больше устроила бы действительно национальная русская оппозиция, которая честно заявила бы, что хочет строить русское национальное государство, определив его границы и принципы взаимоотношений с другими народами, а не та, что по умолчанию воспринимает Россию как страну русской культуры, называя ее при этом «многонациональной». Впрочем, отсутствие дееспособной русской национальной оппозиции вообще и такой, что устроила бы нерусские национальные движения в частности, это тема для отдельного, непростого разговора.

Тем не менее, можно предположить, что инициатива Секретариата европейских русских/россиян вообще находится не в плоскости взаимоотношений русских с нерусскими в России, а в плоскости взаимоотношений «хороших русских» со всеми остальными. Иначе говоря, речь идет в первую очередь о том, чтобы вывести «хороших русских» (невзирая на их савмоощущение) из под тех санкций, которые сейчас повсеместно обрушиваются на «русских» вообще (кстати, тоже без различия их национального самосознания). Постольку-поскольку это так, национальным и региональным движениям вряд ли есть смысл воспринимать в штыки деятельность данного Секретариата — ведь у обладателей всех «красных паспортов», бежавших в ЕС от «защитников русского мира», в эмиграции действительно общие, чисто практические проблемы. А вот когда предметом обсуждения становятся уже не проблемы эмигрантов, но перспективы и будущее народов и территорий, оставшихся «за поребриком», разговор должен быть уже иным. И тут неизбежно будут возникать вопросы, и кто кого, и на каком именно основании претендует представлять.

К слову, 31 января 2023 года при содействии Форума свободных наций построссии в Европарламенте анонсировано мероприятие, на котором «российскую оппозицию» будет представлять только Илья Пономарев, затесавшийся среди представителей национальных и региональных движений: Рафиса КашаповаРуслана ГаббасоваЭренцена ДоляеваБоляеня СыресяПавла Мезерина и т.д. Но когда об этом стало известно, многочисленные комментаторы стали вопрошать — а на каком основании вышеуказанные представляют Татарстан, Башкортостан, Калмыкию, Эрзя-Мастор, Ингрию и т.д.? Что говорит о том, что проблема оснований представительства соответствующих сообществ будет стоять не только перед «русской оппозицией», но и перед теми, кто ее критикует.

Так или иначе, сам факт наличия и обсуждения таких проблем на повестке дня конца 2022 — начала 2023 гг. говорит о том, ситуация драматически изменилась по сравнению с политической конфигурацией годичной давности.

Опубликовано на Idel.Реалии