Статьи — 17.11.2022 at 00:43

Почему есть перспективы у «Правительства Свободной России», но не у нее самой

Личные соображения о «Яблоневом съезде»

В двух актах: 1. Внутри «Свободной России» и 2. О ней самой.

Те росоппозиционеры, которые предсказывали, что Съезд окажется маргинальным сборищем, которое проигнорируют как топы российской несистемной оппозиции, так и ее союзники, были посрамлены.

Начнем с того, что если «встречают по одежке», то Съезд оказался самым эффектным и респектабельным мероприятием несистемной росоппозиции как минимум в эмиграции.

Собрание прошло не просто в атмосферном европейском дворце, но и в глубоко символическом месте — в зале, где проходили круглые столы «Солидарности», которыми ознаменовалась победа национально-демократической революции в Польше. Как же смешно на этом фоне было наблюдать за наездами на организовавшего все это Пономарева, называемого ими большевиком и новиопом, со стороны фапающих на Европу и Восточную Европу правачков, чьим уделом являются «собрания» в рижских пивных и московских рюмошных.

Я не фотограф и зафиксировал на этих фото лишь свои личные впечатления, как мог. В хорошем же качестве фото интерьеров, где все проходило, можно увидеть здесь. И да, я считаю, что стиль и эстетика в политике важны, особенно когда имеешь дело с конкурентами, которые любят порассуждать о лузерах, маргиналах и нищебродах.

Далее, в этом собрании приняло участие достаточно как известных, так и респектабельных (что бы это ни значило) представителей несистемной росоппозиции, чтобы его можно было считать немаргинальным. Гудков-старший, профессор Лукьянова, Хомутинников, Курносова — люди, абсолютно рукопожатые в среде либералов, уже не говоря о радикалах Фейгине, Мальцеве, Илларионове.

И это, кстати, я не говорю о самом сборе нескольких десятков малоизвестных депутатов — том, что могли бы сделать критики Пономарева из росоппозиции, если бы искали пути решения проблемы легитимности (легальности), а не отговорки, почему это невозможно.

Из зарубежных гостей мероприятие посетили и/или приветствовали Бальцерович, Михник и Зимерс из ЕС, Гончаренко и Чубаров из Украины, представители беларуской, таджикской и туркменской оппозиции, национальных движений народов России.

То есть, по респектабельности «Яблоневый съезд» как минимум не уступал претенциозным мероприятиям его критиков, но зато отличался от них своим революционным контентом — заявкой на создание альтернативной национально-политической легитимности (см. здесь).

Все это были позитивные впечатления, а теперь поделюсь скепсисом. Но не в отношении организаторов мероприятия, а в отношении перспектив «Свободной России», причиной отсутствия которых являются не они, а как раз невостребованность их инициатив у народа, на который они рассчитаны. Хоть на родине, хоть в эмиграции.

За редчайшими исключениями на военно-политическую организацию этот народ способен только тогда, когда она исходит от царя, на подчинения которому он обречен так как неспособен на республиканскую самоорганизацию.

Как говорит Дмитро Корчинский, «никакого русского бунта не существует», и поэтому на поверку, все, что считается таковым, оказывается восстаниями или явных инородцев либо при их активном участии, или казаков и всяких сектантов, которые являются носителями другого этнопсихического стереотипа.

«Русская революция» 1917 года — хрестоматийный пример того же рода. И ее успех был невозможен без активного участия евреев и целого сонма инородцев, что собственно и является притчей во языцех у «русских патриотов».

Но штука в том, что наученные неоднократным горьким опытом революцию для русских, а точнее для русского государства, которое их производит (в этом смысле русские народ не государствообразующий, а государствообразуемый) всякие нерусские или не совсем русские больше делать не будут — дураков нет.

Что не означает, что революции больше не может быть. Может и должна — как следствие военно-политического разгрома рашизма-путинизма международной коалицией, частью которой могут быть и наиболее внятные русские борцы с путинизмом, воплощающие в себе идею «Свободной России».

Просто надо адекватно понимать их вес и роль. Маргинальны не наиболее внятные русские революционеры, маргинальна «Свободная Россия» как таковая в силу дефицита оных. А потому ни о каком ее контроле над 1/8 или 1/6 части суши речи быть не может — это пространство нуждается в радикальной и глубокой трансформации, целью которой должно стать создание множества жизнеспособных политий и социумов. В том числе из этнических русских, прошедших переформатирование.

А «Свободная Россия» и ее правительство в таких условиях могут быть не более, чем символической сущностью, обеспечивающей легитимность этих процессов на переходный период. Возможно, достаточно длительный. Аналог — Священная Римская империя после Имперской реформы, Вестфаля и особенно создания регулярного Рейхстага.

Вот хотелось бы, чтобы именно такую роль в будущем и играл «Парламент Свободной России», собирающийся в исторических дворцах, украшенных ламповыми бело-сине-белыми флагами. В то время как реальные решения в тех или иных регионах будут приниматься другими людьми и под другими флагами — местными и их внешних кураторов-патронов. 


О провокационности

Прежде, чем выдать очередную порцию «провокационных» размышлений, отвечу на соответствующий укор. Мол, не палю ли я контору выставляю в одиозном свете инициативы, о которых пишу, вписывая их в свои шокирующие размышления?

Дело в том, что я не являюсь официальным лицом ни одной из этих инициатив, взаимодействую с ними как эксперт и потому от своего имени и в качестве своей личной позиции, от которой они всегда могут отмежеваться, могу писать и говорить все, что считаю нужным.

Надо понимать, что даже такие каналы как «Утро Февраля» это не Первый канал и вещают не на глубинный народ, а на весьма специфическую, изначально радикальную аудиторию, вполне готовую к восприятию таких идей.

Тем более это касается сего бложика с 1,7K подписчиков, посты в котором читает еще меньшее число и еще меньше способны их понимать. К слову, изначальным названием канала было «Лаборатория русского радикализма», а лаборатория она на то и лаборатория, что в ней готовятся всякие взрывные смеси, а иногда проводятся и опасные опыты, что надо помнить, заходя в нее.

Что до тезиса о том, что все эти откровения и рассуждения может использовать вражеская пропаганда, то он просто смехотворен. Ведь ей для того, чтобы вменять «беглым национал-предателям» те или иные коварные и шокирующие замыслы вообще не требуется никаких публичных подтверждений тому с их стороны.

Поэтому какие-нибудь Ходорковский и Гудков в действительности могут быть единонеделимцами, в то время как кремлевская пропаганда выставит их «расчленителями России». И в условиях наступившей поляризации одни это купят, не вдаваясь в суть дела, другие сольют в унитаз как и любую кремлевскую пропаганду, что бы они ни говорила, а третьи и вовсе подумают, что если кремлевская пропаганда этого боится, значит, это хорошо.

Так что не стоит сюда приходить с обвинениями в том, что автор пропагандирует электорально непопулярные идеи. Как говорит выдающийся философ современности Дмитрий Корчинский, «сперва вы должны взять власть, а потом победить на выборах».