Актуальные материалы — 16.11.2022 at 22:32

О «карте хорошего русского» и не только

Из-за необходимости совершить неотложное путешествие у меня не было возможности смотреть трансляцию российской Антивоенной конференции, проходившей 20 мая в Вильнюсе. Но как человек, принимавший участие в его разработке я знал о том главном проекте, который был озвучен на ней лидерами российской политической эмиграции и который наделал столько шуму.

А когда мне удалось приземлиться передохнуть в кафе с интернетом и случайно включить трансляцию заседания во время выступления Каспарова и последовавшего за ним ответ Ходорковского на вопрос о необходимости поднять украинский флаг над Севастополем, я понял — это именно то, что мы задумывали. Кстати, между делом это тоже стоит отметить — пытавшийся ранее занимать «небутербродную» позицию Ходорковский, приняв формулировку созданного вчера Российского Комитета Действия, признал тем самым украинскую принадлежность Крыма. Но это, конечно, не главная из вчерашних новостей.

 А теперь о главном, по пунктам.

1. Название «карта хорошего русского» — это конечно не официальное название документа, а его доступная презентация. При этом, хотя презентация возможно не самая удачная, понять ее происхождение можно. Думаю, оно связано с Киевом, откуда приехал находящийся в нем последние годы Илья Пономарев, активно участвующий в информационной войне на стороне Украины. Недавно он был в Варшаве на Форуме Народов Свободной России, где некоторые экстравагантные деятели продвигали повестку, что «хороших русских» (если они живые) нет. «Есть, — решили заявить с помощью такого названия организаторы вчерашнего мероприятия, — и они собираются стать той силой, которую придется учитывать в планах на будущее». Что ж, сказано – осталось сделать, без чего таким заявлениям грош цена.

И да, к вопросу о «русских» вернемся позже, сейчас отметив, что в официальном названии документа на русском скорее всего будет говориться о «свободных россиянах» или «Свободной России», а не «русских».

2. Большинство критических реакций на эту идею в условно своей среде, которые поступили и еще поступят, сводятся к тому, что опять появляется какое-то начальство, ОНИ, которые НАС хотят описывать, отсеивать, строить, контролировать и т.п. Некоторые даже назвали такой подход фашистским, к чему, сразу отбросив заведомо идиотские спекуляции на «черепомерках», которые с таким составом лидеров этого проекта просто смешно обсуждать, еще надо будет вернуться.

Так вот, надо сказать, что у критики идеи «отсеивания и контроля» есть те аспекты, о которых пойдет речь ниже и которые действительно надо будет прояснить. Однако главный водораздел в данном случае проходит между двумя разными подходами — БОЛОТА, которое и дальше хочет оставаться в своем неструктурированном состоянии (в этом смысле символической и роковой оказалась связь с этим архетипом протестного движения на Болотной), будучи принципиально неспособным ни сейчас, ни в будущем быть субъектом политических действий, и ОРГАНИЗАЦИИ, представители которого понимают, что без нее невозможно никаких ни субъектности, ни действий. И в этом смысле мне импонирует то, что созданная вчера организация названа Российским Комитетом Действий, потому что это именно то, что необходимо – переход к практическим ДЕЙСТВИЯМ от бесконечной и абсолютно беспродуктивной болтовни. Соответственно, те, кому чужды и организация, и действие, пусть и дальше остаются в своем болоте и квакают в нем – спорить с ними абсолютно бессмысленно и больше того, их отпадение от подобного проекта можно будет только приветствовать.

 3. В своем выступлении, использовав иной исторический пример, Каспаров сказал то, о чем я уже не раз писал в последние месяцы – нам нужно начать строить экстерриториальный российский Тайвань. Он, правда, сказал об экстерриториальной Южной Корее, что я считаю неоправданным сравнением, учитывая соотношение противоборствующих сил, в то время, как нам пока даже до небольшого Тайваня далеко. Но это все частности.

 А главное заключается в другом, без понимания чего саму идею «удостоверения хороших русских» просто не понять. И оно заключается в том, что если мы говорим об экстерриториальном российском Тайване, то мы фактически говорим об экстерриториальном (пока) государстве Свободной России, так же как Тайвань является ничем иным как Свободным Китаем. Китайская Республика — именно таково его официальное название, смысл которого заключается в том, что это та часть Китая, что не попала под власть коммунистов.

 Но дальше еще один очевидный вывод – даже экстерриториальное государство, если мы хотим его строить всерьез, это не отвлеченная идея, а именно государство (да, я знаю и сам не раз писал о крайней проблемности этого русского термина, однако, в силу его устоявшегося характера пока будем употреблять его), у которого должны быть и граждане, отделенные от тех, кто ими не является, и их политическое представительство и руководство. Соответственно, вся эта идея предназначена именно для тех, кто хочет участвовать в создании этого «российского Тайваня». Тех же, кто хочет оставаться свободными художниками или связывает себя с иными проектами, она в принципе не касается.

 4. Я считаю, что нам нужно лучше артикуллировать ту мысль, которая понятна авторам этого проекта и уже не раз звучала из уст его лидеров, но которую так и не могут понять многие его критики.

А она заключается в том, что когда МЫ говорим о «Свободной России», мы фактически говорим о Зарубежной России, а еще точнее, о российской политической эмиграции, свободной от путинской России. И противостоящей ей, давайте тоже откровенно – совместно с условным «коллективным Западом», включая Украину и ее восточноевропейских союзников как их авангард.

 Соответственно, нам наверное нужно четче доносить до критиков наших идей, находящихся в путинской России, что они на данном этапе не предназначены для них, и более того, что на данном этапе нам им нечего предложить и что сейчас мы собираемся решать СВОИ – «русских тайваньцев» проблемы и задачи. Соответственно, те, кто считают себя частью этой общности, находясь в путинской России, либо изначально должны воспринимать себя как партизанов в тылу у врага, причем, в ситуации, когда у их армии нет возможности им помогать, либо же нацеливаться на исход из нее и физическое присоединение к «российскому Тайваню».

5. Теперь самый горячий пункт, который пока не озвучивают лидеры этого проекта, а многие из них возможно и не отдают себе в нем отчет, но который озвучу я. Как свое частное мнение…

 Начиная с 24 февраля мы фактически оказались в новой реальности, а именно реальности не только прямой войны между путинской Россией и Украиной, но и реальности «горячей холодной войны» между первой и тем лагерем, авангардом которой выступает вторая. «Гибридная война» (теперь уже в интенсивной фазе), «мятеже-война» — эти и подобные термины нужно воспринимать не как иносказательные, а как описывающие то, что именно военная сила будет тем ultima ratio, которым будут определяться перспективы не только каждого из этих лагерей, но и всех проектов, которые внутри них разрабатываются. И из этого для нас следует два важнейших вывода.

Первый. Чтобы «российский Тайвань» из экстерриториального превратился в классический, территория, в которой он локализуется, должна быть отвоевана. Именно так – какая-то территория должа быть отвоевана, что означает, во-первых, что не факт, что это будет вся или даже большая часть территории нынешней России, а во-вторых, что это будет именно та территория, которую получится отвоевать, подняв над ней флаг «российского Тайваня» и установив над ней его власть.

Второй. Чтобы это произошло, надо загодя готовить тех людей, которые будут в состоянии выполнять эту роль. И чтобы проиллюстрировать, о чем идет речь, не надо далеко ходить за примерами – достаточно посмотреть на то, что делают наши враги, что и неудивительно, так как речь идет об одной войне, подходы в которой могут быть зеркальными для ее противоборствующих сторон. Так вот, наши враги, которые в 2014 году проиграли свою Украину нашим союзникам, сейчас возвращаются на территории, которые они называют «освобожденными», а мы называем оккупированными, в составе т.н. «военно-гражданских администраций». Вот точно так же и «русским тайваньцам» надо готовиться к тому, чтобы стать кадровой основой военно-гражданских администраций на освобожденных российских территориях. Причем, не менее важный аспект заключается в том, что необходимо готовить кадры не только для гражданской, но и для военной составляющей, в том числе освобождения этих территорий, потому что если «российский Тайвань» не сформирует свою военную составляющую и не примет никакого участия в этом освобождении, то ему не удастся локализоваться в них или одной из них.

 Из всего сказанного следует обострение того вывода, который прозвучал в п.2 – если мы серьезно хотим всего этого, нам нужно делать ставку на совсем другой человеческий тип, чем тот, который преобладает в российской либеральной оппозиции сейчас. Нам нужен тип радикалов, революционеров, организаторов и милитаристов, которых все вышеописанное не вгоняет в холодный пот, а возбуждает, являясь соприродной им стихией. Именно благодаря таким людям в Украине получилось то, чего не получилось в России у вялой российской оппозиции, в силу чего многие русские радикалы с 2014 года начали и продолжают сейчас группироваться вокруг Украины, ее борьбы и проекта. И если лидеры Российского Комитета Действия не сделают ставку именно на этот человеческий тип, никакого «российского Тайваня» не получится, а получится, а точнее останется то российское либеральное болото с вечным кваканьем, у которого нет будущего. И русским радикалам в таком случае будет проще окончательно стать украинскими, особенно в перспективе перехода Украины к реализации проекта Киевской Руси, чем оставаться в этом затхлом болоте.

6. И под конец как обещал об акцентировании «русского». При том, что такое позицинирование наверняка не будет официальным и уж тем более при том, что оно и не рассматривается как этническое, и не отрицает возможности принимающих его на себя иметь иную, особенно внутрироссийскую идентичность, лично я в данном случае приветствую акцент на «русском» вот по какой причине.

Практически одновременно с Российским Комитетом Действия возникла другая организация – Лига Свободных Наций, провозгласившая своей целью борьбу за самоопределение всех российских регионов с тем, чтобы у них была возможность самостоятельно решать, жить ли им отдельно или вместе в составе конфедерации или другом формате. И если первый заявил о представительстве им «европейских русских», то вторая на данный момент включает в себя исключительно представителей нерусских народов России, хотя насколько я знаю, ее двери открыты и для русских, как в национальном, так в региональном качестве, при условии признания ее принципов.

Я сожалею о том, что публичный обмен репликами между моим другом Русланом Габбасовым, выступавшим вчера в качестве представителя ЛСН, и Гарри Каспаровым принял несколько конфронтационный вид. Но несмотря на неуместную на мой взгляд раздраженность Каспарова на тоже возможно не к месту заданный вопрос, по существу его ответ на него меня порадовал. А заключался он в двух равно важных тезисах. Во-первых, о том, что будущая Свободная Россия не будет насильно удерживать в себе те народы, которые не захотят в ней жить, а во-вторых, в том, что в условиях, когда перед нами стоит задача строительства своего русского Тайваня, вообще не имеющего своей территории, постоянно говорить о том, как завтра будут строиться отношения Свободной России со Свободным Татарстаном, Свободным Башкортостаном и т.д. вообще смысла нет.

Пора понять, что нет сегодня ни Свободной России, ни Свободного Татарстана, ни Свободной Ичкерии и т.д. И появятся ли они или нет, зависит, во-первых, от исхода мировой войны, которая уже идет, а во-вторых, от того, как и в каком виде соответствующие проекты сумеют состояться внутри лагеря победителя. И вот тогда, отталкиваясь от реального баланса сил и можно будет обсуждать и закреплять соответствующие отношения между ними.

И с этой точки зрения, я считаю, что сторонникам Свободной России (гражданам русского Тайваня) и Лиге Свободных Наций надо не противостоять друг другу, а совместно, пусть и на разных участках фронта, участвовать в борьбе, без успеха в которой не будет ни Свободной России, ни Свободного Башкортостана, Татарстана и т.д., и налаживать мосты между собой с тем, чтобы начать договариваться, когда вопрос об этом встанет на повестку дня. Но прежде они должны стать реальными силами, без чего другие реальные силы не будут иметь никакого мотива с ними договариваться – и это касается и первых, и вторых.

Опубликовано на forumfreerussia.org

Уже имеющиеся пазлы к складыванию в картинку «русского Тайваня», появившиеся за последнее время:

  1. БСБ-флаг
  2. Легион «Свобода России»
  3. Российский Комитет Действия
  4. Проект ID-карты свободного россиянина