АРХИВ (до 24.02.22) — 16.11.2022 at 21:30

Об отношении к беженцам Донбасса в перспективах крушения империи и становления русской Анатолии

Проблема имеет два измерения — тактически-внутриполитическое и стратегически-геополитическое.

И если в рамках первого, то есть саботажа нынешнего режима и его преступной политики, антибеженские темы вполне могут быть использованы, то в рамках второго необходимо понимать, что после кража путинского «Русского мира» русских и условно русских придется забирать не только из раскуроченных регионов постсоветского пространства, но и вполне возможно, что из ряда регионов нынешней РФ.

Однако тут очень важно, куда и на каких условиях забирать. С точки зрения решительного отказа от шапкозакидательства и перехода на позиции этнополитического реализма забирать надо будет в регионы коренной Великороссии, прежде всего в ЦФО, используя это как шанс для ее превращения в «русскую Анатолию».

Но именно поэтому в случае с беженцами с Донбасса и вообще Украины это потребует жесткой политики их ассимиляции и выжигания каленным железом любого малороссизма и новороссизма в их среде. Вплоть до политики принуждения к русификации украинских фамилий и к брачно-поколенческому растворению среди великорусского населения вместо брачно-земляческого окукливания.

В первые десятилетия своего становления такая «русская Анатолия» определенно не будет образцом либеральных стандартов прав человека, в т.ч. по отношению к национальным меньшинствам. Но впоследствии вполне могла бы выйти на уровень современных Турции, Польши или Венгрии в этом отношении.

Но пока вся эта публика выступает не как ресурс «русского кемализма», а как проводник «русского младотуркизма», и отношение к ней будет соответствующим.


В комментарии к записи о необходимости ассимиляции «румелийцев» в «русской Анатолии» , всплыли как интересные возражения, так и явно воспаленные фантазии. Попробуем разобрать основные из них.

1) В ЦФО уже живет достаточно много людей, в том числе считающих себя русскими, но с украинскими фамилиями.

Да, и в нынешней ситуации это не представляет собой никакой проблемы. Дай Бог, чтобы российско-украинский кризис мирно разрешился и так бы осталось и впредь. Но речь шла о другом сценарии — начала большой, финальной войны за возрождение Российской империи, которая приведет в итоге к ее финальному же коллапсу и возникновению на одном из ее обломков «русской Анатолии» — русского национального государства на артикуллированно-великорусской основе. Что может сопровождаться притоком в него значительного количества беженцев с той же Украины, сознательно делающих русский, а не украинский выбор. В такой ситуации крайне важно, чтобы эти люди приняли именно новый (хорошо забытый старый) формат русской идентичности, так как если они сохранят старую имперско-общерусскую, образовав новую диаспору, то она станет химерой, представляющей значительную угрозу для этого проекта.

Повторимся в этой связи еще раз — креольские формы русско-украинской идентичности могут прекрасно себе существовать в новых для того и другого народа землях вроде Урала и того, что восточнее. Но их принципиально важно размежевать именно на линии их соприкосновения — границе Великороссии и Украины. Поэтому тот, для кого такой выбор будет неприемлем, прекрасно сможет найти себя в «креольском» русском регионе.

2) Означает ли это, что и украинцы с русскими фамилиями в Украине должны будут их сменить?

Наиболее вероятно, что нет и вот по какой причине — люди с русскими фамилиями в Украине, либо отвергают ее (Царев), либо принимают такой, как она есть (Бутусов). Но нет такой тенденции, чтобы они пытались притянуть к Украине территорию от Белгорода до Владивостока или втянуть ее в это пространство — напротив, украинцы с русскими фамилиями противостоят этому. Следовательно, нет причин видеть в русских фамилиях украинцев проблему для украинского национального проекта.

3) Вы предлагаете создать комиссаров по ассимиляции, которые будут вмешиваться в личную жизнь людей.

В России нельзя исключать любого безумия, но я точно предлагаю не это. Помимо доведения идеи до такого абсурда существует множество вполне цивилизованных вариантов решения этой проблемы — от отсутствия ее правового регулирования вообще при наличии соответственного общественного климата до например азербайджанского сценария.

Скажем, в Азербайджане азербайджанец (турок) не может дать ребенку русское имя, но русский может. Теоретически возможен аналогичный подход, при котором взрослому человеку, выбирающему русскую национальность, будет предложено привести в соответствие с ней свою фамилию, либо же выбрать украинскую национальность.

Еще раз подчеркну, что нет никакой проблемы людей с украинскими фамилиями и самосознанием в России — они вполне могут быть одним из национальных меньшинств наряду с немцами, поляками, евреями и т.д. Проблема именно в т.н. малороссах и новороссах — людях с малоросскими корнями, обуславливающими у них имперско-общерусский формат самосознания, которое они потом пытаются навязать как русским, так и украинцам. И вот с этим надо будет кончать.