Полемика — 29.08.2020 at 18:31

«Соломенное чучело» и либеральный идеализм

Фото: лидеры хорватов, сербов и мусульман Боснии в 1990  году, с верой в счастливое будущее

Ответ Игоря Яковенко на мою статью «Европейские мечты и североевразийские реалии: о перспективах демонтажа российской имперской модели» ставит меня в несколько неловкое положение.

С одной стороны, я должен согласиться с оппонентом в том, что прием создания и уничтожения «соломенного чучела», приписываемый им мне, недопустим в серьезной полемике. С другой стороны, после ознакомления с его ответом, не могу с ним согласиться в том, что в полемике с ним я использовал этот недопустимый прием.

Впрочем, возможно, что эта разница в оценках проистекает из различия наших взглядов на характер «соломенного чучела», в роли которого выступает идеалистическое либеральное западничество, с которым я веду полемику и от которого отмежевывается мой оппонент. Однако те аргументы, которые он повторил в своем ответе на мою статью, на мой взгляд, являются проявлением именно того подхода, с которым я изначально и вел полемику.

Во-первых, потому его статья не содержит ответа ни на один поставленный мною вопрос о технологии того демонтажа Российской Федерации, которым он хочет осчастливить человечество (об этом позже). Справедливости ради, надо отметить, что он готов признать описанные мною риски этого демонтажа, однако, я вынужден констатировать, что он ничего не пишет о том, как их следует нейтрализовывать. Это и есть, на мой взгляд, характерный пример не прагматического технологического проектного мышленияа идеалистического либерализма в духе «рыночек порешает», потому что характер описанных мною и частично признанных моим оппонентом рисков таков, что если их не нейтрализовать, их следствием станет не решение обсуждаемых проблем, а их усугубление.

Во-вторых, мой оппонент дистанцируется от надежд на внешнее управление как условие для осуществления предлагаемого им сценария — полного демонтажа РФ. И это лишь подтверждает мои опасения — не сам факт такого отказа, а то, что в данном случае из него вытекает — отсутствие у него конкретного плана и проекта осуществления замысла, без преувеличения, планетарного масштаба.

К примеру, когда ранние сионисты поставили перед собой задачу создания своего государства в Палестине, что предполагало изменение карты и геополитической реальности Ближнего Востока, для ее достижения они не только мобилизовали ресурсы международного еврейства, но и вели переговоры с теми геополитическими игроками, без которых этого сделать было нельзя — от Британской и Османской империй до США и СССР.

Если бы адепты деконструкции РФ и создания на ее месте альтернативной стабильной архитектуры международных отношений на 1/8 части суши, а не новой распадающейся Югославии, Ливии и Сирии, стремились к осуществлению своих планов всерьез, отдавая себе отчет в последствиях их провала, они бы не отметали возможность привлечения внешней поддержки, а работали бы сейчас, чтобы ее обрести так, как это делали сионисты. Потому что, без этого, а именно без достижения консенсуса мирового сообщества по предлагаемому ими плану, как он был обеспечен сионистами по вопросу создания Государства Израиль, в силу вступят те риски, которые придется расхлебывать народам России. Сам по себе «рыночек» истории ничего не «порешает», а благие намерения окажутся дорогой в ад, как это обычно и бывает с идеалистическими умопостроениями.

В-третьих, сложно найти лучшую иллюстрацию идеалистического либерального западничества, чем утверждение о том, что «главным бенефициаром неизбежного, с моей точки зрения, распада российской империи является все человечество». Ведь даже в 2020 году адепты подобных воззрений так и не поняли того, что «все человечество» как политический субъект, на который можно полагаться в подобных трансформациях — это чистая химера. Нет не только никакого политического «всего человечества», вместо которого сегодня есть Китай, Япония, Индия, Турция, Иран со своими интересами, но нет даже единого Запада, вместо которого есть США и Европа, а внутри них — либеральная и консервативные «партии», Франция, Германия, Великобритания, страны Центрально-Восточной Европы и т. д.

Какая конкретно часть абстрактного человечества заинтересована в реализации предлагаемого господином Яковенко сценария? Готова ли она вложить в него необходимые для этого ресурсы? Располагает ли она ими?

В его рассуждениях на эти темы мы не видим ответа ни на один из этих вопросов. Как-нибудь все утрясется — вот та мысль, в которую он предлагает нам вместо этого поверить.

Позвольте с этим не согласиться, ведь риски того, что этого не произойдет, лягут на народы России. И они слишком велики для того, чтобы народы могли принять на веру глобально-революционную идею, не представляющую собой такого же масштаба серьезности и проработанности проект.

Опубликовано на Регион.Эксперт

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *