Статьи — 03.10.2019 at 15:50

О «скрепах» и «пятом пункте»

Если вдуматься, все последние годы РПЦ и такие ее структуры как ВРНС, претендующий на руководящую силу «Русского мира», пытаются заменить собой то, чем в советские годы был… т.н. «пятый пункт».

В Российской империи в паспортах и документах не указывалась национальность, а указывалось вероисповедание. Предполагалось, что русский должен быть православным, но последнее понятие было значительно шире — православными были не только русские и русеющие через крещение и брак инородцы, но и такие отдельные народы как молдаване и грузины.

Однако позиционирование России как Русского государства, официальное использование таких понятий как Русский царь, Русская армия, русские подданные и т.п. вкупе с фиксацией вероисповедания в целом определяли рамку русской идентичности.

Хотя, конечно, по мере обострения в Империи национальной проблемы вопросы к ней возникали со многих сторон. Не вполне ясно было, можно ли было быть русским немцем, русским евреем и т.д., то есть, как соотносятся гражданское и этническое измерения русского. В свою очередь русские националисты настаивали на том, что истинно русские — это великороссы, малороссы и белоруссы, однако, по мере развития того же украинского национального движения все равно бы встал вопрос о том, как между собой соотносятся русское и украинское.

Коммунисты, как известно, поначалу отменили все русское, заменив его советским, но быстро поняли, что с русскими тоже что-то надо делать, особенно на фоне того, что многочисленные нации — старые и совсем новые — получили свои национальные квазигосударства, системы образования, признанные культуры и т.д., и т.п.

Проблема в итоге была решена введением т.н. «пятого пункта», с одной стороны, и признанием в качестве русских только тех, кого до революции неформально называли «великороссами», при том, что украинцы и белоруссы обрели статус отдельных наций.

В 1969 году было официально установлено, что национальность гражданину СССР присваивается по национальности его родителей, а если она у них разная — по одной из них на его/ее усмотрение. В целом, такой подход был понятным, логичным, но порождал определенные вопросы и в теории, и на практике. А можно, например, сына датчанина и немки Владимира Даля, то есть, человека, вообще не имеющего русских родителей, но пропитавшегося русской культурой, считать русским? Ну, теоретически, никто не мешал таким «Далям» жениться на русских женщинах или, наоборот, выходить замуж за русских мужчин, в результате чего их дети бы уже получали возможность записываться русскими. Но ясно, что в стране господствующего интернационализма это так работать не могло,и смотрели бы строго формально: «Даль? Или датчанин или немец — выбирайте по желанию. Русский? Извините, не имеете права». Ну, или допустим, у человека русский дед и он себя считал русским, а его отец выбрал национальность по матери украинке и женился на обрусевшей полубеларуске-получувашке — и такой тоже в русские уже записаться не мог.

Однако в 1993 году, когда была принята новая конституция, закрепляющая за каждым человеком право определять национальность исключительно по собственному усмотрению или не указывать ее вообще, все эти вопросы, казалось бы, снялись сами собой. Но… несмотря на это, борьба с «пятым пунктом» не только не сошла на нет, но и усилилась, завершившись его изъятием из паспортов.

Кто же и с каких позиций этого добивался? Будем откровенны — в основном это те, кому претило выбирать (даже по своему усмотрению) между русской идентичностью и какой-то другой, настаивая на том, что одно другому не противоречит и можно быть, например, русским евреем. К слову, хочу напомнить, что Владимир Жириновский, которого часто принято считать русским националистом, с момента создания своей ЛДПР последовательно настаивал на двух вещах — отмене пункта национальность и отмене национально-территориального деления внутри страны с заменой республик на губернии.

Впоследствии, когда русский фактор снова потребовалось взять на вооружение власти, в основу новой русской идентичности были заложены именно идеи таких людей: Глеба Павловского с его «Русским журналом», Петра Янкеливича Щедровицкого с его «Русским миром», Михаила Гефтера (учителя Павловского). И поддерживали их такие же люди — Дудаев-Сурков, Израитель-Кириенко и т.д.

Однако со «вторым пришествием» Путина, то есть, его избранием на третий срок, в официальной «русской идеологии» явно произошел сдвиг. Понятие «Русского мира» Щедровицкого не было целиком отброшено, но было наполнено новым содержанием — «скрепным». И идеологически, и институционально в центр русской идентичности фактически была поставлена РПЦ. По умолчанию русский снова должен быть православным, пусть даже чисто номинальным, даже как «православный атеист».

Таким образом возникла весьма парадоксальная ситуация, когда, с одной стороны, русский фактор на всю катушку используется правящим режимом, с другой стороны, в силу отсутствия его формализации, которая существовала в СССР, РПЦ и околорпцшные идеологи и деятели получили возможность по собственному усмотрению определять содержание и границы русской идентичности, решать, кто русский, а кто нет и манипулировать этими понятиями.

Впрочем, надо сказать, что есть вопрос, в котором совпадают устремления двух указанных фракций «русского мира»: церковной и либеральной — это упразднение внутри РФ этнотерриториальных национальных республик и титульных наций с растворением их в многонародной российской нации с неформализированным русским народом как скрепным (государствообразующим).

Надо понимать, что это не подход этнического русского национализма — в интересах последнего было бы признание России государством русской нации с национальными автономиями (и скорее всего выводом Кавказа как региона, в котором почти не осталось этнических русских, по крайней мере, восточной его части), созданием внутри последних двунациональной системы (отдельные русские и татарские (и тд) школы, институты и тп), и статус народов, не имеющих своих территорий внутри страны как классических национальных меньшинств.

Такое решение определенно бы не всех устроило, но оно бы было понятным: русские — это русские, татары — это татары, башкиры — это башкиры, якуты — это якуты и тд, и тп. Но именно по этой причине можно не сомневаться, что идеологи нынешнего «Русского мира» на него никогда не пойдут — ведь им выгодно сохранение неопределенного, неформализированного его формата, замкнутого на них. То есть, того, при котором их «скрепы» фактически подменяют собой «пятый пункт».

10.11.18

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *