Статьи — 20.05.2021 at 20:02

О Донбассе, Парфенове и Липе

Промотал по таймкодам свежий репортаж СиПа из Донбасса и как-то вспомнил как недавние откровения Леонида Парфенова про северный русский патриотизм, так и идеи украинского этногеополитика Юрия Липы. Казалось бы, причем тут они и что связывает все это? А вот что.

Выведем в данном случае за скобки и внутриполитический российский контекст «украинского вопроса», и его геополитическое измерение, а именно характер российского правящего режима, его отношения к Украине, роль последней в его международном сдерживании и т.п.

Забудем обо всем этом на минутку и представим себе, что влажные мечты всех этих персонажей — Кота, Кузнечика, Топаза, Ходаковского и Ко осуществились. Что это будет означать для той России, о которой говорит Парфенов, то есть, исторической Великороссии, на этногеополитической базе которой в основном и была создана РФ?

Не только то, что все эти господа хотят на нее повесить убийства или фильтрационные лагеря для 400 тысяч участников АТО и прочих «бандеровцев», а с учетом масштабов новой предполагаемой войны, еще больше.

Не только то, что ей предлагается сперва оккупировать значительные куски международно признанного европейского государства, искоренить на них «бандеровцев», а потом взять все это на свой балланс.

Эти слабоумные до сих же пор считают, что «индустриальный Донбасс», «Новороссия» и т.п. это офигеть какие активы для России, не понимая, что она уже давно и скорее всего необратимо встала на путь деиндустриализации, которая лишь усилится, если произойдет все то, о чем они говорят. Ибо все эти активы, если и обладают какой-то ценностью, то только как активы «белые», тогда как в случае оккупации Украины они превращаются в такие же черные активы, в которые превратились активы ДНР и ЛНР.

И дело даже не в том, что средний IQ в регионах Украины, которые предлагается присоединить к России, находится на уровне низжих по этому показателю регионов России (данные есть в сети, можно чекнуть).

Дело в том, что осуществление их планов будет означать, что это не Донбасс и «Новороссия» присоединяются к России, а она к ним. Чего, собственно, и не скрывают наиболее откровенные представители этих кругов, которые давно и прямым текстом говорят, что именно Новороссия должна стать центром «новой России» или точнее «воссозданной исторической России», закрыв проект «Эрефии».

В этом случае произойдет не только цивилизационная «донбассизация» России по всем параметрам одновременно с ее окончательной и ускоренной «китаизацией», то есть превращением в придаток КНР, причем, более маргинальный, чем нынешняя путинская РФ, которая в общем-то тоже двигается этим путем, только более медленным темпом.

Контрольный выстрел будет заключаться в том, что все эти гэкающие «русские» превратятся в эталонных русских, ну или по крайней мере будут пытаться ими стать и вести себя как новая элита «русского мира». Собственно, это с самого начала и было задумкой «интеллектуальных русских националистов» — мол, присоединим к России еще 10-20 миллионов русских людей, и этнодемографический балланс внутри России резко сместится.

Да, сместится — станет больше на 10-20 миллионов МЕНТАЛЬНЫХ ЮЖАН, и одни южане будут конкурировать с другими, выступая при этом от имени всех русских и стремясь подмять под себя их ментально северную, великорусскую часть, отношение которой к ним выражает Парфенов.

О том же в общем-то говорил и Юрий Липа — архетипическая граница между двумя этими типами проходит гораздо глубже, чем по линии национальной самоидентификации или языка. Липа считал, что она проходит по границам чернозема, возможно, раньше так оно и было, а сейчас она похоже проходит по грубому гэканью и характерным южнорусским юморочку и поведенческим манерам, которые демонстрируют герои сиповского репортажа.

Этот менталитет, эти поведенческие манеры объективно не хуже великорусских, их носители могут быть отличными людьми, по ряду параметров более качественными, чем их северо-восточные соседи. Но просто надо понимать, что и для глубинной великорусской среды, и для высокой русской культуры северного стиля, будь то московская, новгородская или петербургская, что «хохлы», что «кубаноиды» — это совершенно другая ментальность. И с этой точки зрения, если и жалеть о проведенном разделе территорий между РСФСР и УССР, то не о том, что «отдали» Донбасс и Новороссию, а о том, что не отдали Кубань и Дон, забрать которые было в планах у Скоропадского.

Конечно, сейчас обсуждать передел границ по демографическому признаку — это безумие, мы же не новороссы и признаем границы существующих государств. Но уж точно северная Россия, Великороссия не заинтересована в том, чтобы стремительно разрастающаяся кубанская агломерационная зона пополнилась еще 10-20 миллионами собратьев.

С учетом того, что и московская агломерация де-факто становится южной, ментальным северянам в такой России придется серьезно задуматься об этногеографическом самоопределении. К слову, Юрий Липа предрекал именно это.